+37529 559 21 72

Эдди Торрес (Eddie Torres)

Размещено: .

Эдди Торрес

Эдди Торрес родился 3 июля 1950г. в том же роддоме, что и Тито Пуэнте (Tito Puente). Его родители были пуэрториканцами и он рос в Испанском Гарлеме, также известном как Эль Барpио в Нью-Йорке. Его мать работала в больнице, а отец был водопроводчиком. От отца ему досталась способность к изобретательности. Никаких танцевальных или музыкальных генов от родителей ему не передалось. Эдди едва ли исполнилось двенадцать лет, когда он подцепил танцевальный вирус. Вернувшись в Нью-Йорк после двухлетнего пребывания в Пуэрто-Рико, он по уши влюбился в соседскую девушку. Эдди застенчиво пригласил ее в кино, а она внесла встречное предложение  и пригласила его домой. В ту субботу, когда Рене открыла дверь, Эдди был удивлен, увидев высокого, симпатичного парня, сидящего на диване. Рене извиняясь прошептала: «Это мой бывший парень. Он опять хочет замутить со мной.» Затем, чтобы снять напряжение, она добавила: «Ты знаешь, как танцевать латиноамериканские танцы?» Едва вернувшийся из Пуэрто-Рико он был полон уверенности в себе.  Рене наклонилась над проигрывателем и опустила иглу на пластинку Эдди Палмьери (Eddie Palmieri) «Azucar Pa' Ti». Не ведая ничего о ведении и ритме, молодой поклонник начал прыгать по комнате, после чего взглянул на окружающий в поисках одобрения. Но его соперник сидел на диване сжимая челюсти и пытаясь сдержать взрыв хохота. Две минуты спустя Рене дала отставку своему неопытному партнеру, вытянула своего бывшего парня  и заявила в профессорской манере: «Позволь мне показать как мы танцуем латино-американские танцы.» Их танец был хорошо скоординирован, полон разнообразных движений и поворотов. Чем больше они танцевали, тем хуже Эдди себя чувствовал. После демонстрации предмет его обожания оттянула его в сторону и пояснила «Он на самом деле хочет замутить со мной». С этого момента Эдди пообещал себе: «Этого больше никогда не повторится со мной. Я обязательно научусь танцевать.»

Эта идея стала для него настоящим наваждением. Он начал учиться, ходил по всем клубам и зависал со всеми хорошими танцорами, наблюдая, подражая, приставая с вопросами. Постепенно он начал осваивать основы танца. В те дни не многие клубы пускали на танцы подростков, за исключением знаменитого «Hunts Point Palace», открытого каждое воскресенье с полудня до полуночи. За 5 долларов они представляли у себя 5 самых известных латиноамериканских бэндов, которые играли параллельно спиной к спине на двух сценах. Пятнадцатилетний Эдди караулил у клуба, ожидая открытия, и покидал его только ко времени закрытия, измученный, но полный решимости учиться.

Восемь лет спустя, он уже преподавал и принимал участие в танцевальных соревнованиях, он заслужил репутацию одного из лучших танцоров. Однажды вечером, когда он танцевал с ног до головы одетый во все белое, его сестра вытянула его с танцпола. Оказалось, что Рене, его детская страсть, заметила его на танцполе и захотела познакомиться. В темноте сестра Эдди представила их: «Рене, я хочу познакомить тебя с Эдди.» После того, как она опознала этого умелого танцора она застыла, как будто увидела десять призраков. Эдди отчаянно хотел потанцевать с ней и поблагодарить ее: "Ты причина, почему я втянулся во все это." Но она исчезла и это был последний раз, когда Эдди ее видел.

Изучение основ

В то время не существовало танцевальных студий, где любой мог бы обучиться танцевать этот стиль танца, поэтому ночные клубы служили благотворной почвой для целеустремленных танцоров. И далеко не все танцоры были великодушны. «Были танцоры, которые не хотели, чтобы вы даже смотрели на их шаги, так как они не хотели, чтобы вы учились: Это частная собственность!» К счастью для Эдди, у него была способность улавливать шаги, просто наблюдая за танцорами. Он наблюдал за танцорами, такими как Луи Макуина (Louie Máquina), который получил свою кличку за свой «по-настоящему скорострельный футворк»; Герард (Gerard), танцор известный своими скандальными выходками на танцполе; Джордж Босконес (George Boscones) - преподавателя для новичков,  и особенно Джо-Джо Смит (Jo-Jo Smith) - профессиональный преподаватель джаза с его уникальным стилем исполнения мамбо джаза.

Самыми известными танцорами в то время были Фредди Риос (Freddy Rios), «Тузы Ча-Чи» (the Cha Cha Aces), Томми Джонсон (Tommy Johnson) и пара, которая имела наибольшее влияние, Оги и Марго (Augie and Margo). Когда Эдди увидел их впервые в Роузленде, он был так поражен, что не мог спать несколько недель. Он продолжал размышлять: «Я хочу быть Оги и я должен найти свою Марго.»

Вскоре, когда он почувствовал уверенность в себе, он организовал свою собственную студию, так как хотел поделиться своими знаниями. Вооруженный арендованным фонографом и парочкой друзей, он начал свой собственный бизнес. Не имея понятия о счете, технике и теории, его обучение было основано на элементарных указаниях: «Вы слышите этот акцент? Это значит, что вы должны сделать шаг вперед левой ногой, а когда услышите его опять – назад.» Вскоре Эдди узнает, что это значит танцевать на два. Танцевать на два значит, что из четырех битов в музыке вы шагаете на второй счет левой ногой, а, когда вы слышите второй бит опять, вы шагаете назад правой ногой. Как говорил Тито Пуэнте, наставник Эдди, стиль танца на два настолько популярен, так как это дополняет тумбао Конго и ритм-секцию.

Тито, пожалуйста

С 1975 по примерно 1986 годы ночной клуб «Corso» на 86-й Восточной улице становится приютом для второго поколения эры Палладиума. По средам, пятницам, субботам и воскресеньям Эдди Торрес важно демонстрировал свои гарлемские шаги под любимые песни Тито Пуэнте и Мачито (Machito). С самого начала музыка Тито Пуэнте оказывала особое влияние на него. Это было в годы, когда у Пуэнте был очень крутой оркестр с Сантосом Колон (Santos Colón).  Проверяя свои способности на танцевальных конкурсах и соревнованиях Торрес получил столько разных наград, что однажды Марти Ахрет (Marty Ahret), владелец клуба «Corso», предложил ему организовать и стать главным судьей своего собственного конкурса.

Одним воскресным вечером, когда Тито Пуэнте спускался со сцены, Эдди приблизился к маэстро, чтобы высказать свои комплименты. Тито, обративший внимание на талант Эдди, в свою очередь сказал: «У тебя талант к танцам. Ты должен заняться чем-то большим, чем просто проводить свое время за танцами в клубах.» «Но где же найти преподавателей?» парировал Эдди.  На что Тито ответил: «Забудь о преподавателях! Развивай свои собственные идеи и подготовь свой танцевальный номер. Разработай все сам!» Воодушевленный Эдди упорствовал: «Если я подготовлю номер, мы могли бы поработать вместе?» Все, чего Эдди когда-либо жаждал – это выступать вместе с оркестром Тито.

Восемь лет прошло прежде, чем Эдди встретил Марию, свою будущую жену и партнершу. Его годы танца привели к развитию уникальной техники и стиля. Мария, преподаватель гимнастики у детей, поначалу чувствовала себя неуверенно, но очень быстро стала лучшей ученицей Эдди и училась быстрее, чем кто бы то ни было из тех, кого ему приходилось учить. «Я делал шаг и она в точности повторяла его за мной.» Но ее стиль был провинциальным и не хватало манерности Нью-Йорка. Окрыленный множеством возможностей, Эдди создал хореографию для первых двух мелодий, «El Cayuco» и «Palladium Days» Тито Пуэнте, и тренировал Марию. Менее, чем за год она стала хорошей эстрадной танцовщицей, но у нее не было никакого опыта клубного танца. Поэтому, когда Эдди представил Марию своим как свою новую партнершу, она не впечатлила его друзей. И только пару лет спустя они признали «Ты знаешь Эдди, а она становится очень хорошей танцовщицей.» Спустя три года они согласились, что она лучшая партнерша, которая когда бы то ни было была у Эдди.

Полный энтузиазма Эдди решил, что пришло время поговорить с Тито. Увидев Эдди на своем выступлении в кафе «Christopher's» в Эль Баррио, мистер Пуэнте узнал его: «Ты тот танцор из клуба «Corso»». Торрес поинтересовался: «Могу ли я прийти с моей партнершей и показать Вам те два номера, которые я подготовил? Если Вам понравится, может быть мы могли бы подготовить совместное шоу?» Тито ответил напрямую: «Ты знаешь, я буду честен с тобой, Эдди. Сейчас я очень занят.  Я не думаю, что у меня будет возможность это сделать…» Эдди нахмурился. «… Новот, что я собираюсь сделать. Я познакомлю тебя с моим музыкальным директором, Джимми Фрисаура (Jimmy Frisaura). Расскажи Джимми, что именно ты хочешь от музыки и как ты хочешь, чтобы мы играли и на нашем следующем концерте я вставлю ваши номера.» Эдди был изумлен.

Был 1980 год. Мечта Эдди осуществилась: дебютное шоу с Тито Пуэнте состоялось в Нью-Йоркском Колизее в рамках большой Латино-Американской выставки. Эдди очень волновался по этому поводу, но он и его партнерша, Мария, были хорошо подготовлены. Первым они исполнили танец под композицию «Cayuco» и затем продолжили под «Palladium Days». Толпа была очарована и Тито широко улыбался. Это был абсолютный успех.

С этого дня, куда бы не ехал с выступлениями Тито, Эдди всюду следовал за ним. Тито всегда спрашивал: «Не хотели бы вы выступить еще раз, ребята?» Это было большой честью, и Торрес чувствовал свою привилегированность, работая с Тито.  В конце концов Торрес стал неотъемлемой частью шоу. Однажды он поинтересовался: «Тито, вы не будете возражать, если мы будем звать себя танцорами Тито Пуэнте?» Это была мечта для него стать танцевальной командой Тито, носить пиджак с изображенными на нем буквами TP (TitoPuente). И Тито согласился. Это была большая честь для Эдди. И даже более чем, когда Джимми Фрисаура признался: «Тито не разделяет сцену с кем попало. Ты ему нравишься.»

Мы хотим латиноамериканские танцы

В середине восьмидесятых Латиноамериканские танцы не были еще популярны, так как был популярен в то время хастл и исполнителю латиноамериканских танцев было не легко найти работу. Однажды, Эдди хотел как обычно выступить на концерте Тито Пуэнте, который проходил в Мэдисон-Сквер-Гарден (Madison Square Garden), но Ральф Меркадо (Ralph Mercado) заявил: «Нет, нет, нет. Я позвал танцоров диско (the Disco Dance Dimensions) выступать в антрактах. Я не вижу необходимости в вашем присутствии. Это не то, чего люди хотят.» Обиженный и расстроенный Эдди пожаловался Тито: «Я же не прошу денег. Я просто хотел быть там и выступать с Вами.» Тито заверил его: «Не волнуйся, малыш. Я возьму вас с собой как танцоров Тито Пуэнте и скажу Ральфи, что ему ни о чем не нужно волноваться.»

В день концерта танцоры диско (the Disco Dance Dimensions) выступали для развлечения толпы. Сразу же после этого оркестр Тито Пуэнте заиграл «Para Los Rumberos» и завел толпу до безумия. Затем Тито подал знак танцевальному дуэту и заиграл « Palladium Days », очень пламенное и интенсивное мамбо. Эдди строго предупредил Марию: «Я хочу, чтобы ты танцевала как никогда.» И они танцевали как будто в огне. Тито довольно улыбался, а довольный Ральф Меркадо выглядывал из-за кулис. Ревущая толпа аплодировала стоя, ясно давая понять: они предпочитали видеть латиноамериканские танцы под аккомпанемент латиноамериканской музыки. Они хотели, чтобы Ральф и все прочие знали: «Эй, это то, чего мы хотим.»

После этого вечера Ральф Меркадо начал приглашать Эдди выступать в своих шоу. В середине девяностых Ральф представил свою собственную танцевальную труппу, называемую «RMM Dancers», которые выступают на его концертах с чувственной сальсой. Тем не менее, танцевальная группа Эдди также продолжает появляться на его концертах RRM.

Будущее

В течение восьмидесятых, когда Эдди и Мария взошли на сцену, оставалось всего несколько профессиональных танцевальных коллективов. Помимо Эрни и Дотти, а также «Тузов Ча-Чи», мало что осталось от мощной эры Палладиума. Казалось, что танцоры Палладиума танцевали только для себя и не думали о будущих поколениях.

Ранее Эдди разработал видение, что латиноамериканские танцы  разовьются в уважаемую классическую форму танца. Понимая необходимость передать традиции музыки и танца будущим поколениям, Мистер Т. взял реализацию этой задачи на себя. Люди смеялись над ним: «Эдди, что ты делаешь? Этот танец мертв.» Но он упрямо продолжал свою миссию.

Прежде чем Эдди Торрес взялся за это, никто не потрудился изложить концепцию структуры и техники танца. Он обучил тысячи поклонников латиноамериканских танцев. Его детская танцевальная программа в Бронксе обучила примерно три сотни детей в течение года, включая десятилетнюю дочь Эдди Надю, которая сейчас является опытным профессионалом.

Уникальная идея предлагать сальсу и мамбо детям наравне с прочими танцами, такими как балет, джаз, модерн или афиканские танцы, гарантирует будущее латиноамериканским танцам. Программой, разработанной Эдди, сейчас управляет Мария.

У него есть стиль

Когда латиноамериканские танцы впервые появились в Нью-Йорке, это был танец в открытой позиции. Это значит, что два танцора танцуют напротив друг друга, где практически не было контакта, который мы сейчас называем работой в паре. Но последующее поколение после эры Палладиума начало использовать много взаимодействия в паре. В этом было много очарования, можно было изобретать новые повороты и взаимодействовать с партером.

Танцоры Палладиума оставили своеобразный отпечаток среди танцоров латиноамериканских танцев в Нью-Йорке. «В Нью-Йорке людям нравится одеваться манерно, говорить манерно, быть в стиле бибоп джаза. Особенно латиноамериканцы. Если вы родились и выросли в Гарлеме, это накладывает определенный отпечаток на то, как вы ходите по улице, как вы говорите и как вы используете язык своего тела. И если вы увидите кого-то из Нью-Йорка, танцующего в Японии, Вы сразу его узнаете.»

Бродвейские мюзиклы, работы Алвина Айлей (Alvin Ailey), африканские танцы, фламенко – это все было источниками вдохновения для Эдди. Наблюдая, подражая и восхищаясь лучшими танцорами Эдди постепенно и сам развивался как профессионал. Его стиль – это результат слияния всего того, что происходило перед ним. С поразительной способностью к подражанию он добавил немного джаза, немого балета, немного степа, немного модерна и получил свой собственный стиль. Наблюдая за танцорами своего времени, он взял что-то от стиля каждого из их: у Джо-Джо Смита джазовые движения и выражение стиля, у Фредди Риоса очень типичный кубинский стиль, и немого у Луи Макуина. В танцах это известно как эклектичный стиль.

Репертуар Торреса

Джун Лаберта (June Laberta), преподаватель бальных танцев, оказала на Эдди сильнейшее влияние. Она знала все бальные танцы, но ее величайшей любовью было мамбо. При любой возможности Джун танцевала вместе с Эдди в «Corso», где странная пара вызывала бурю эмоций. Ему было чуть больше двадцати, а ей было уже далеко за пятьдесят. Используя мелкие сложные движения из джаза и других танцев, она вращалась как волчок.

Наставничество Джун сыграло значительную роль в преподавательской карьере Эдди. Она сказала: «Эдди, я могу помочь тебе выучить язык преподавания.» Она взяла его на вечер бальных танцев в пятницу и предупредила: «Эти люди теоретически подкованные и являются поклонниками танцев. Если ты не вступишь на два, не будешь придерживаться счета или если они зададут какие-либо теоретические вопросы, на которые ты не сможешь ответить, они используют это против тебя.» Уверенный в себе после исполнения причудливого футворка, он услышал ужасный вопрос: «Вы вступаете на два?» Все это время такие теоретические аспекты о клаве и танце не волновали Эдди. К счастью для Эдди он танцевал на два всю свою жизнь, он просто не знал этого. И Джун продолжала: «Это улучшит тебя как танцора, преподавателя и хореографа. Ты достигнешь значительно большего с этими знаниями.» Но Эдди забыл об этом. Пятнадцать лет прошло, прежде чем он на самом деле усвоил эти знания.

Благодаря Джун Лаберте все шаги Эдди имеют названия. Этот репертуар шагов и поворотов с соответствующими названиями обеспечивает способ общения с учениками в процессе обучения. Программа обучения Эдди насчитывает триста шагов странным образом перекликающихся с традициями старых теоретиков бальных танцев. Его студия самодостаточна – иногда шаги возникают спонтанно во время занятий. Иногда просто дурачишься с паузами и акцентами и появляется новый шаг. Сейчас особое удовольствие составляет изобретение новых шагов и поиск названий для них.

Сегодня ученики танцев могут во многом превзойти людей, которые танцуют социальные танцы уже много лет. Мистер Т. постоянно повторяет: «Я великий танцор, люди хватит смотреть на меня.» Одно посещение занятий и они чувствуют себя приниженными. Естественный талант  - это плюс, но Торрес предупреждает: «Латиноамериканцы верят, что им достаточно войти на танцпол и они начнут танцевать потому что они латиноамериканцы. Но это не правда.»

«Я танцевал от радости, я танцевал от боли. Это такой вид танца, где, если ты хочешь выпрыгнуть с криком «Azucar» как Селия Круз (Celia Cruz) и ты хочешь подвигать плечами, встряхнуть головой, ты можешь сделать это и это хорошо. Это круто. Это стильно. И ты можешь быть самим собой.»

Мы должны поблагодарить Тито Пуэнте за демонстрации танца сальсы на его концертах и за его небольшие речи о важности танца, когда он представлял наших любимых латиноамериканских танцоров.

Достижения Эдди включают сотрудничество с оркестром Тито Пуэнте, постановку хореографий для музыкальных видео таких артистов как Рубен Блейдс (Ruben Blades), Orquesta de la Luz, Тито Ниевес (Tito Nieves), Жозе Альберто Эль Канарио (José Alberto El Canario), Девид Барн (David Byrne), создание танцевальной компании, выступление перед президентом Джорджем Бушем, а также выступления в Карнеги-Холл (Carnegie Hall), театре Аполло (the Apollo Theater) и Медисон-Сквер-Гарден.  

Источник: официальный сайт Эдди Торреса

И напоследок, интервью с Эдди Торресом:

Комментарии

Эдди Торрес (Eddie Torres) - Face2Face - портал о социальных танцах